Все о мужской парфюмерии

запах Общеизвестно, что передовой парень не в особенности скрупулезно наблюдает за собственным парфюмерным гардеробом: как правило хватает того, что презентовала девушка – на 23 Марта, Новый год либо день рождения.

Парфюмерный критик Сергей Борисов проверял резон истинных мужских предпочтений.

Грани свежести

Вообще наши отношения с парфюмами чем-нибудь напоминают мужскую любовь к оружию: в детстве мы обезьянничаем за отцами, затем самым безрассудным стилем ищем супероружие, способное потрясти любую женщину (разбирай – запахи для секса), вслед пользуемся невольными кухонными холодным оружием (разбирай пожертвованными запахами) и, в конце концов, считаем успокоение в не менее значительных (разбирай – существенных) вещах. Все-таки мужская косметика состоялась продолжительный маршрут: следовала моде на одежду, откликалась на перемены в культуре и нашем стиле жизни. Одни запахи пропадали, чуть появившись, иные, наоборот, мы обожаем и имеем десятилетиями. Мне думается, по палитре этих наклонностей вполне точно можно осуждать о том, что из наших желаний осталось в прошлом и какими нам, передовым мужчинам, хочется испытывать себя сейчас.

Смотреться младше

Никто и не помнит первый новаторский «морской», если правильно – озоновый запах New West For Him, Aramis (1988). Организация смогла снять его с реализации и перевыпустить в коллекции 2009 года The Gentleman’с Collection. Но несмотря на это мужчины припоминают, понимают и имеют его последователей Эскейп for Men, Vinny Klein; Kenzo Homme, Kenzo; Cool Water, Davidoff… Впечатление моря и ветра дает молекула «арбузный кетон», приоткрытая в 1966 году организацией Pfi zer. С того времени она (вместе с цитрусовыми) и отвечает за прохладу. Как раз прохладу и легкость мужчины вот 20 лет приобретают энергичнее всего. Нам нравится смотреться младше, а озоновые запахи именно и предоставляют это впечатление юности, воли, беззаботности. В том же ключе играет целая созвездие запахов с пометкой Sport – активных, серьезных и… невообразимо распространенных: Burberry Sport for Men, Challenge Re/Fresh, Lacoste; L’Homme Sport, Lanvin… Их можно услышать в такси на краю города и в ведущем кабинете большой компании, их имеют мужчины всех возрастов, посыльные, консультанты и главы организаций. И похоже, данную собственную любовь утаивают меньше всего. (В отличии, к примеру, от любви к вкусному.)

Запрещенные сласти детства

Считаю, что у любого мужчины внутри остался небольшой парень, сластоежка, заколдованный запахами кондитерского прилавка либо шоколадной производства. Такую вероятность прийти в детство парфюмеры предлагают, впрочем и не настолько часто, – Rochas Man, Amen, Thierry Mugler… А мужчины, робея, еще намного реже показывают собственное заветное стремление туда угодить. Парфюмер Пьер Гийом (Pierre Guillaume, Parfumerie Generale) вошел в изучении кулинарных увлечений далее других, сотворив целую линейку гурманских кондитерских запахов, в числе которых – Aomassai, вкусный, карамельно-мускусный запах, один из самых лучших. Все же Вилли Вонка, хоть он и не Робин Гуд и не Штирлиц, однако для одного из нас – также в каком-то смысле персонаж. С. Б.

Все о мужской парфюмерии
Ароматная чистота
Уборная жидкость, справа налево: Armani Sport Code, ARMANI; Gucci Guilty Intense, GUCCI; Cerruti 1881, CERRUTI; Dior Homme Sport, DIOR; L’Homme Libre, YVES SAINT LAURENT; 21 Le Fou, DOLCE&GABBANA

Стремление аккуратности

Следующие в перечне предпочтений – оперные запахи, либо, как их называют парфюмеры, фужерные. Терпкие, зеленые, освежающие нотки с тяжелой горчинкой охлаждают, как контрастный ранний душ. Да, мужчины удобны: как раз это впечатление аккуратности мы намерены оставить на протяжении дня, невзирая на все перипетии. Интересно, что возникновение первого, прототипического фужерного запаха Fougere Royale, Houbigant, в 1882 году называют не по-другому как празднеством химии над природой. В те годы исследователи одну за одной синтезируют свежие молекулы – для фармацевтических средств, красок, запахов. Одной из подобных молекул, кумарину, с крепким миндально-сенным ароматом, находит применение парфюмер Поль Парке (Paul Parquet): соединив ее с лавандой и крепким грубым мхом, он приобретает свежий, активный, остроумный Fougere Royale («королевский папоротник»). Четверть всех запахов XX и начала 21 столетия – не что другое, как версии на тематику лаванды и кумарина, воспевающие аккуратность собственного владельца. В их числе и Paco Rabanne pour Homme, и Old Spice, и Platinum Egoiste, Chanel, и Azzaro pour Homme, и сотни прочих более известных.

Обладать собой

Сухой, восковой ветивер (и духи, сандаловое дерево, кедр, хвоя и диковинный удочка) звучат сдержанно, смело, легко. Краткий, серо-зеленый древесный тон будто противопоставлен цветочно-восточной безудержности, присущей женским запахам. Логично, что неказистый внешне корень ветивера так обожаем и парфюмерами, и мужчинами. Об болеутоляющих свойствах данного растения знали еще античные индусы, применяя его как лечащее средство от бешенства. Долгоиграющие нотки, позднее уложившие целое семейство распространенных древесных запахов, вышли предварительно у Carven (1957), потом Givenchy (1959), затем Жан-Поль Герлен сделал собственную традиционную альдегидную версию ветивера (1959). С того времени запахи с элементарным наименованием Vetyver вышли у Annick Goutal, Etro, Jo Malone, Maitre Parfumeur et Gantier и многих-многих прочих. Бравые, мощные и синхронно размеренные древесные нотки – вот она, несчастная слабая залив, сильное мужское плечо и впечатление устойчивости.

Все о мужской парфюмерии
Мощь дерева
Парфюмерная жидкость Juniper Sling, PENHALIGON’С. Уборная жидкость: Bang, MARC JACOBS; Equipage, HERMES; Pi Neo, GIVENCHY. Парфюмерная жидкость: Shiseido Zen, SHISEIDO; Boss Bottled Night, HUGO BOSS.

Новизна и сладострастность

Мужские западные запахи проигрывают по известности древесным и новым, однако все же энтузиазм к ним не потухает. Вкусный, пудровый, несколько смолистый хвост Habit Rouge – символьного западного запаха Дома Guerlain – выходит на фоне характерно мужских шипров, фужеров, ветиверов. Как индус в чалме среди предназначающихся английского Сити. Либо будто на стенах европейского спорткомплекса вдруг оказался тридцатиметровый эпос Рамакиен из галереи Королевского дворца в Бангкоке. С ним ощущаешь себя персонажем из «Пигмалиона»: Habit Rouge ставит выправку и произношение, настаивает на тальке вместо дезодоранта и требует платочек на шею… Его состоятельную генеалогическую можно изучить до будуаров Жозефины, а его праотцы – Mouchoir de Monsieur, Shalimar и Vol de Nuit – смотрят за каждым шагом. На таком же поле играют Opium pour homme, Yves SaintLaurent, и целая палитра запахов парфюмера Сержа Лютанса (Serge Lutens). Заключительный сделал марокканскую небылицу собственной особой чертой (начинать знакомство предпочтительнее с Ambre Sultan и La Myrrhe).

Просто свежесть

Одеколоны это первичное, 1-ое, с чем соединяется мужская косметика. Впрочем в собственном чистом виде они не так знамениты, как прежде: смогли приесться. Общеизвестная спиртовая примесь масел из цитрусовых растений и прованских трав возникла еще в XVIII столетии и являлась панацеей. Ее даже струились на соль и применяли внутрь от меланхолии и для свежести духа. А далее – ею обтирались, восстанавливались (мой отец, к примеру, мылся одеколоном, побрившись). Однако свежесть и энергия первых одеколонов были скорыми: Наполеон буквально изливал на себя литры цитрусовой консистенции – а она все равно улетучивалась. Неприятность принял решение парфюмер Эдмон Рудницка (Eddy Roudnitska), сотворив в 1966 году знаменитый Eau Sauvage, Chris Dior. В формулу он ввел жасмин и грубый мох: одеколон, не утратив в свежести, аккуратности и активности, получил нужную неколебимость. Его до сегодняшнего дня имеют и мужчины, и женщины в уникальной версии (годом ранее вышла и новая – Eau Sauvage Extreme). Элементарная и удобопонятная ольфактивная мысль – устойчивая прохладу – не требует, как думал сам Рудницка, больше никаких драгоценностей. Традиционные одеколоны можно также отыскать у Chanel (Eau de Cologne), Guerlain (Eau de Guerlain), Hermes (Eau d’Orange Verte). А новые, активные нотки апельсина, бергамота и прочих цитрусовых встречаются вообще в любом 2-ом мужском запахе.

В созвучии женским желаниям

У многих запахов мы с полной уверенностью можем установить их «половую принадлежность». Однако женщины часто мерят на себя мужские запахи, а кто-то даже предпочитает их по традиции женским – цветочным, вкусным либо пудровым композициям. Отчего так происходит? Очень многие парфюмеры, к примеру Серж Лютанс, убеждены, что у запаха нет пола. И деление на женские и мужские парфюмы – только дань традиции либо рекламный ход. Основное – чтобы сама композиция импонировала, давала наслаждение, была созвучна внешним желаниям. «Возможно, все дело в том, – думает Жак Польж (Jacques Polge), парфюмер дома Chanel, – что запах закончил служить только искусу, как это было однажды. Сейчас девушкам принципиально ощущать себя не менее свободными, пытаться свежие сочетания, находить гармонию для себя».

Все о мужской парфюмерии
Западные влечения
Парфюмерная жидкость: Habit Rouge, GUERLAIN; Ambre Sultan, SERGE LUTENS. Уборная жидкость: Hypnose Homme, LANCOME; The One Gentleman, DOLCE&GABBANA.

Выделенный характер

При слове «шипр» мы вспоминаем русские парикмахерские и дедушкин примитивный флакон. Впрочем самые лучшие шипры ХХ столетия, ставшие синонимом слова «характер», прошли мимо русских людей, а формировались первоначально и совсем для дам. В их числе – 1000, Jeannie Patou; Azuree, Estee Lauder. Мода на запахи Кипра появилась еще в XVIII столетии. Обязательным компонентом французских Eau de Chypre была клейкая смола утесистой розы (ладанника), которую вычесывали из шерсти кипрских коз. Бергамот, жасмин, ладанник, грубый мох – главные детали шипров. Запах будто проходит маршрут солнечного света: через кроны деревьев к цветам и мокрому подлеску и прошлогодним листьям. Жак Герлен привнес в данный «скелет» попахивающий джемом из зрелых персиков элемент гамма-ундекалактон – открытие русских химиков Жукова и Шестакова, и вышел плодовый шипр Mitsouko, Guerlain. Его таинственный запах копченных плодов был адресован девушкам, однако современники Герлена (к примеру, Чарли Чаплин либо Сергей Дягилев) имели его, осознавая: запахи пола не имеют. Передовой запах Diaghilev Roja Dove был основан в 2016 г доктором парфюмерии Морде Давом для демонстрации «Дягилев и Золотой век российского балета» в английском Музее Виктории и Альберта. Иные отличные мужские шипры оптимальный Chanel pour Monsieur, цветочный Boucheron pour homme, зеленый Поло Ralph Lauren, ароматичный Yatagan de Caron и западный Amouage Gold Man.

Пока еще джентльмены?

В 1924 году парфюмеры Coty, сам Франсуа Коти (Francois Coty) и Венсан Рубер (Vinny Ruber), сделали в собственном виде уникум – кожаный цветочный шипр с упором на смолистую амбру Knize Ten. «Я получил бы его и на нежилой полуостров, в связи с тем что парень пользуется запахами не для обаяния девушек, а для удержания своего духовного настроя», – считался Янош Бекесси, шикарный корреспондент послевоенной Восточной Германии. Сегодня данную тематику продолжают Aramis for Men, a Fleur de Peau, Keiko Mecheri; XJ 17-17 Homme, XerJoff; 1740 Marquis de Sade, Histoires de Parfums, и иные. Вроде бы, джентльмены возвращаются… Однако отличный контраст между цветами и дегтем на самом деле остается все-таки недостаточно популярным. Деготь вышел из конюшен и казарм, став шикарным завсегдатаем торговых и укрыв под смокингом боевой натиск, твердость, выправку. Однако большинство парней сегодня все-таки играют за несерьезную прохладу, популярную несерьезность. А кожу (не топорную, а нежную) планируют лицезреть только в зале авто

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *